Интервью

Владислав Микуленко: «Современный подход к проектированию становится полностью цифровым»

Правительство России проводит активную работу по сокращению инвестиционно-строительного цикла, которая позволяет ускорить возведение важных для граждан объектов и уменьшить издержки строителей. Сокращение процедур ведется в рамках инициативы социально-экономического развития правительства «Новый ритм строительства». За последние годы удалось сократить количество документов, сведений, материалов и согласований, необходимых для строительства, с 1168 до 699. К 2030 году планируется уменьшить их число до 350. Чем живет сегодня строительная отрасль? Какое место в ней занимает частный бизнес, почему ИЖС переживает настоящий бум и насколько важно снижение административных барьеров? Эти темы в интервью «Стройгазете» затронул эксперт в сфере строительства, автор научных трудов, обладатель престижной премии National Business Awards, исполнительный директор компании «Центрэнергопроект» Владислав Микуленко.

Владислав Евгеньевич, вы больше 20 лет руководите проектированием, строительством, осуществляете авторский надзор на крупнейших объектах страны. В вашем портфеле – капитальный ремонт Тимирязевской академии, знаменитых павильонов ВДНХ — «Космос», «Армения», «Белоруссия». Насколько важна для строй отрасли оптимизация бюрократических процедур?

Упрощения процедуры согласований – хороший знак для всей отрасли. Надеюсь, правительство на этом не остановится. Что касается ситуации в отрасли, то текущие международные условия, конечно, серьезно повлияли на сферу строительства, однако на сегодня она все равно остается одной из самых стабильных в стране. Я бы сказал, что вместо вероятной стагнации отрасль получила мощный толчок для последующего развития, а количество вакансий в ней стабильно растет.

Больше 20 лет Вы адаптируете объекты исторического наследия к условиям современных мегаполисов, сохраняя их для будущих поколений. Например, памятник архитектуры на Тверской, 4, объекты в парке им. Горького в Москве. Сохранению культурного наследия посвящена ваша новая научная статья. В этой сфере бюрократия также вносит коррективы?

Большое количество согласований и разрешений в строительной сфере неуклонно приводит к увеличению срока работ. Кроме того, адаптация зданий историко-культурного назначения сопряжена с большим количеством дополнительных проблем, требующих очень бережного подхода и немалого объема знаний. Внедрение инноваций в этой сфере должно быть предельно аккуратным, чтобы не нарушить архитектурную и историко-культурную целостность, а определяющим становится сам выбор подходящего нового назначения для таких зданий.
К примеру, в подобных особняках нельзя расположить производственные цеха, но вполне можно адаптировать их под культурные центры, музеи, арт-пространства. При этом, разумеется, здание нужно снабдить современными системами противопожарной сигнализации, инженерными, а часто и системами климат-контроля, которые позволяют создать внутри здания микроклимат и предотвратить ухудшение состояния памятника. Ну и, разумеется, чем выше культурная и историческая ценность объекта, тем меньше возможностей для его трансформации и реконструкции. В целом же процесс согласований и получения разрешений для работ на нем может превышать сроки самих работ. Теперь, после оптимизации процедуры согласования для проведения историко-культурной экспертизы, эта работа может ускориться.

Вы занимаетесь не только реконструкцией памятников культуры и строительством новых объектов для Сколково и Газпрома. Одна из Ваших научных статей посвящена загородному жилищному строительству. Почему вас заинтересовала эта тема?

Загородное и частное строительство – один из драйверов развития отрасли. Эта тема меня заинтересовала много лет назад из-за того, что люди в России вынуждены жить в «человейниках» в угоду крупным застройщикам. При этом в развитых странах население предпочитает загородные частные дома. А что такое освоение земель для частного домостроения? Это в первую очередь развитие транспортной инфраструктуры, инженерных коммуникаций. Кроме того, частный дом предполагает учет индивидуальных требований каждого домовладельца, а в многоэтажных зданиях и крупных городах масса регуляторов. Изучив опыт других стран и экономический потенциал индивидуального загородного жилищного строительства, я пришел к выводу, что это актуальный вектор развития в России на ближайшее столетие. Сегодня же это может стать перспективным направлением и для частного строительного бизнеса, не испытывающим серьезного влияния внешней экономической ситуации.

Похожие статьи

Вы член Национальной палаты инженеров, руководили всеми процессами – от проектирования до координации работ, авторского надзора, реставрации, внедрения инноваций на десятках крупных объектов. Назовем гольф-клуб в Сколково, крупные коттеджные поселки в Подмосковье… На ваш взгляд: почему, санкции ударили по масштабным федеральным проектам и почти не задели загородное строительство?

Во-первых, это все же более доступные технологии, расчеты, для которых нужна более простая строительная квалификация. Например, на реконструкции павильона на ВДНХ были задействованы целые команды субподрядных организаций, на строительстве многоэтажного жилого комплекса нужны крановщики, специалисты по лифтам, противопожарным системам и многие другие — здесь предполагаются сложные технологии, специфические материалы и техника.

А для строительства загородного жилого дома высотой в 1–2 этажа это все не нужно. Работать может одна бригада из 5–7 человек, а необходимые «улучшения» — такие как вентиляция, «умный дом», благоустройство — каждый собственник определяет для себя сам. Изменения в проект мы вносим легко, так как активно используем САПР, это система автоматического проектирования — она позволяет менять чертежи уже готовыми блоками с практически мгновенной визуализацией для одобрения или критики заказчиком. Во-вторых, более 90% материалов для обычного частного домостроения производят в России — дорогостоящий импорт не требуется. В-третьих, как правило, в сфере ИЖС работает частный бизнес, не имеющий отношения к государству и к оборонной отрасли, а значит, санкции ему в большинстве случаев не грозят. Думаю, в ближайшие 5–7 лет этот рынок вырастет как минимум вдвое.

С вашим приходом в должность исполнительного директора столичная компания «ЦентрЭнергоПроект» сумела увеличить оборот с 55 миллионов рублей в 2019 году до 697 миллионов рублей в 2022-м. Как вам удалось достигнуть таких показателей, да еще во время пандемии?

Все дело в инновациях и грамотном их внедрении. Пандемия действительно сильно затронула некоторые сектора экономики, но только не проектирование, поскольку современный подход к проекту становится полностью цифровым. Наши архитекторы живут в европейских странах, разным уголкам земного шара. И это стало возможным потому, что сейчас проект — это общий файл в системе REVIT, где есть общая база, а каждый смежный специалист насыщает и усиливает эту базу с учетом проработок команды. Это похоже на командную компьютерную игру.

Что касается финансовых показателей, то именно во время пандемии стал резко расти спрос на загородную недвижимость, так как изоляция в квартире переносится более сложно. Мне удалось уловить этот тренд, сформировать стратегию, а за счет слаженной работы команды мы успешно реализовали проекты — заказчики оставались довольны и рекомендовали компанию своим друзьям и коллегам. Судя по финансовым показателям, мой выбор — и команды, и стратегии развития бизнеса — оказался правильным.

Вы успешно завершили около 50 крупных проектов, а также сумели собрать эффективную команду в АО «ЦентрЭнергоПроект», которая под Вашим руководством добилась серьезных результатов. А каково ваше собственное определение успешной команды?

Я в системе проектирования более 20 лет, и за это время успел поработать со многими специалистами. Кто-то был хорош в знаниях, но не мог ужиться в коллективе, кто-то наоборот не дотягивал в матчасти. У нас же собрались настоящие профи, способные удачно совмещать нужные качества. С каждым в моей команде я знаком более 10 лет, я знаю их запросы, семейное положение… Уровень наших отношений перешагнул за рамки сугубо профессионального, каждый в команде готов подставить плечо и подстраховать, знает свою зону ответственности. Причем эта система слаженно работает и без моего прямого участия. Не могу сказать, что было просто собрать такую команду, но теперь каждый из коллег знает, куда и зачем мы идем, какой результат нам нужен, какую миссию мы выполняем. А продуманные согласованные действия и общая нацеленность — это уже половина успеха.

Вы выросли от рядового инженера в региональной компании до исполнительного директора крупной московской фирмы, эксперта, члена авторитетных Национальных объединений изыскателей и проектировщиков, строителей. Какие у вас планы на будущее?

Изучить несколько иностранных языков. Получить дополнительное образование в своей сфере, чтобы расширить географию проектов — мне интересно поработать с объектами истории и культуры за рубежом, заняться строительством загородных домов в разных климатических зонах. Добиться успехов в бизнесе там, где действует другой культурный код и иные правила. Думаю, смогу вплотную заняться этим в ближайшее время.

Беседовал Владимир ЧЕРНОВ

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Итого: 0 Среднее значение: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»